Преподобный Симеон и студийская традиция. над демоном, разными способами подбрасывающим тебе все это  

Преподобный Симеон и студийская традиция. над демоном, разными способами подбрасывающим тебе все это

над демоном, разными способами подбрасывающим тебе все это. Но удались со страхом и со многим усердием умоляй прилежно Бога, чтобы тебе дос­тичь гавани доброго [духовного] отца189.

В 7-м Огласительном Слове Симеон сравнивает привязанность к родным с петлей, которую диавол на­кидывает на шею монаха и при посредстве которой тащит его в бездну уныния190.

Симеон развивает учение о странничестве, которое он понимает как "распятие для мира" (Гал. 6:14) и "желание быть с одним Богом и ангелами и вовсе не возвращаться к чему-либо человеческому"191. Вслед за Студитом, который советовал монаху не ходить ни к кому в келлию, кроме игумена192, Симеон пишет: "Храни молчание и от всех устраняйся, в чем заклю­чается истинное странничество... И не входи ни к ко­му в келлию, кроме отца твоего по Богу, если только не будешь послан настоятелем (του τφοεστώτος) или благочинным (διακονιτοϋ) обители".193 Отметим, что Симеон здесь упоминает и настоятеля, и духовного от­ца, — что отражает опыт его жизни в Студийской обители, — в то время как Симеон Студит скорее отождествляет настоятеля с духовным отцом.

Тема смирения, намеченная Студитом, получает развитие у Симеона. Приведя слова своего духовного отца о том, что монаху следует быть как бы вовсе не существующим194, Симеон далее восклицает (как он делает и в других местах, когда цитирует Студита): "О блаженные глаголы, которыми возвещается его сверх-

________________________

189 Сар. 1, 12-17.

190 Cat. 7, 59-64.

191 Сар. 1, 96.

192 Слово аскетическое, 9.

193 Cat. 26, 77-81.

194 Слово аскетическое, 19.

______________________Глава HI______________________

человеческий, ангельский образ жизни!"195 Симеон го­ворит о смирении как подражании Христу, Который смирил Себя, когда Его обвиняли, будто в Нем бес, будто Он обманщик, любит есть и пить вино (Мф. 27:63; Ин. 7:20; Мф. 11:19). "То же и блаженный отец наш, я говорю о святом Симеоне, слышал ради нас, скорее же, из-за нас", — говорит ученик об учите­ле1^6. Предельное смирение и сораспятие Христу есть ничто иное как "животворная мертвость", через кото­рую человек становится соучастником славы Христо­вой197.

Можно заметить незначительные расхождения ме­жду Симеоном и Студитом в отношении некоторых де­талей подвижничества. Как указывает Х.Тернер, Сту­дит настаивает, что в храм надо приходить первым, а уходить из него последним198, тогда как Симеон по­учает не выходить из храма ранее отпуста (то есть не обязательно последним)199. Есть разница между чином всенощного бдения у Студита200 и правилом вечерней молитвы201 у Симеона; впрочем, поскольку речь идет о разных предметах, сходства ожидать и не приходится. Нам, во всяком случае, не кажется, что подобные раз­личия дают достаточно оснований говорить о "независимости" Симеона от своего духовного отца202. Разумеется, у Симеона мы находим многие аскетиче­ские темы, к которым вовсе не обращался Студит в своем "Слове аскетическом"; очевидно также, что к темам, затронутым Студитом, Симеон прибавляет



_____________________________

195 Cat. 6, 178-180.

196 Cat. 6, 301-308.

197 Cat. 6, 342-368.

198 Слово аскетическое, 17.

199 Turner. Fatherhood, 159; ср. Cat. 26, 60-62.

200 Слово аскетическое, 24.

201 Cat. 26, 272-285.

202 Turner. Fatherhood, 158.

Преподобный Симеон истудийская традиция

весьма многое. Однако никому не известно, сколь ши­рокий круг аскетических тем мог обсуждаться Студи-том в устных беседах, а также в тех сочинениях, кото­рые до нас не дошли. Как бы там ни было, зависимость Симеона от Студита для нас вполне очевидна.

Сравнительный анализ мистицизма

Преподобных Симеона Студита

И Симеона Нового Богослова

Эта зависимость станет еще более явной, когда мы сравним высказывания Студита на мистические темы с мыслями его великого ученика на те же темы. "Слово аскетическое" убедительно подтверждает приведенное нами ранее свидетельство Симеона о том, что его ду­ховный отец был мистиком с глубоким личным опытом богообщения. В "Слове" нет последовательной и стройной мистической доктрины; Студит ограничива­ется отдельными замечаниями, однако их вполне дос­таточно для того, чтобы утверждать, что он был непо­средственным предшественником Симеона в наиболее значительных аспектах мистицизма последнего. Ниже мы приводим эти замечания вместе с параллельными местами из творений Симеона Нового Богослова203.



В одной из глав "Слова аскетического" Студит пи­шет:

Считай себя самым грешным из всех людей. Ибо когда такая мысль укоренится в тебе, тогда зарож­дается в разуме некое озарение, подобное лучу. И чем больше ищешь его, со многим вниманием и не­развлекаемым разумом, с трудом многим и слезами, тем ярче оно является; являясь же, оно бывает воз-

___________________________

203 Параллелей с другими авторами мы здесь приводить не будем, поскольку подробное рассмотрение основных мисти­ческих тем оставлено нами до Главы IX.

______________________Глава III______________________

люблено [тобою]; будучи возлюблено, оно очищает; очищая, делает боговидным204, просвещая и научая отличать хорошее от плохого. Впрочем, брат, много требуется труда, с Божией [помощью], чтобы [это сияние] полностью вселилось в душу твою и осве­тило ее, как луна [освещает] ночной мрак205.

Наиболее важные мистические темы Симеона Ново­го Богослова как бы уже намечены его духовным от­цом в цитированным тексте. Несомненно и сходство стиля и выражений. Симеон, описывая Божественный свет, тоже использует образы луны и луча206. Тема напряженного поиска Божественного света также ха­рактерна для Симеона. Он говорит и о различных эта­пах созерцания; о появлении света в уме; о любви, ко­торую вызывает Божественный свет; о слезах, сопро­вождающих видение света; об очищении и обожении как следствиях созерцания Божественного света. Мы

_______________________________

204 Симеон Студит пользуется выражениями Григория Бого­слова. Ср., в частности, Григорий. Слово 39, 8: "Где страх, там соблюдение заповедей, а где соблюдение заповедей, там очищение плоти — этого облака, помрачающего душу и не позволяющего ей чисто видеть Божественный луч; где же очищение, там озарение..." Ср. Его же. Слово 38, 7: "[Бог] с такой же быстротой озаряет наш ум, если он очищен, с ка­кой летящая молния озаряет взор. Мне кажется, что это для того, чтобы постигаемым привлекать к себе... а непостижи­мым приводить в удивление, через удивление же возбуждать большее желание, через желание очищать, а через очищение делать богоподобными".

205 Слово аскетическое, 20.

206 Ср. образ луны в Hymn 29, 9, а также образ луча в Cat. 22, 314-318. Впрочем, гораздо чаще Симеон пользуется обра­зом солнца для описания Божественного света. Образ луча обычно используется им для описания некоего частичного, неполного видения. Ср. Hymn 23, 244-249: "Ибо луч я вижу, но солнца не вижу... Видя его, я желаю увидеть и всего Ро­дителя его".

_____Преподобный Симеон и студийская традиция_____

еще рассмотрим каждую из этих мистических тем Си­меона Нового Богослова; пока же мы хотим лишь под­черкнуть разительное сходство между ним и Студитом. Следующий отрывок из "Слова аскетического" кое в чем дополняет описание мистического видения: это видение, согласно Студиту, сопровождается духовной радостью, конец же ему может быть положен произ­вольно. Сделав предостережение относительно ложных видений света, Студит далее пишет:

Если же, когда ты совершаешь молитву, иной свет озарит тебя, который я бессилен выразить, [от которого] душа становится исполненной радости, [и появляется] стремление к лучшему и излияние слез с умилением, знай, что это есть Божественное по­сещение и заступничество. И если долго продер­жится [такое состояние], то, чтобы не превозне­стись тебе из-за обилия слез, плени ум свой чем-либо телесным, и таким образом смиришься207.

Если мы сравним этот текст с характерными для Симеона Нового Богослова мыслями, то увидим, что последний также говорит о Божественной радости со слезами во время мистического видения. Более того, так же как и Студит, Симеон говорит о сознательном прекращении мистического видения для достижения смирения: "С тех пор против воли моей восхожу я на высоту созерцания и добровольно с нее совлекаюсь, дабы [не превысить] меру человеческую и [не утра­тить] твердыню смирения"208. Во многих случаях, од­нако, Симеон описывает прекращение видения не столько как произвольный акт, сколько как событие, вытекающее из крайней напряженности мистического переживания и из неспособности человека выдержать

___________________________

207 Слово аскетическое. 30.

208 Cat. 17,65-67.

Глава III

его интенсивность: "Не вынося видения славы, я от­вернулся и убежал в ночь низменных чувств... Ибо, испугавшись и не в силах будучи видеть славу Его, я предпочел выйти [из видения] и пребывать во гро­бе..."209

Говоря о слезах у Симеона Студита, мы упомянули, что он считает слезы средством к достижению мисти­ческого просвещения. Связь между самоочищением через покаяние и мистическим опытом подчеркивается в следующем отрывке:

Подобает предочищать себя, согласно сказавше­му: "Сначала надо очистить себя, а потом беседо­вать с Чистым"210. Ибо когда ум очистится многими слезами и воспримет воссияние Божественного све­та, — которое, даже если весь мир воспримет его, не уменьшится, — тогда умственно пребывает он в будущем и созерцает его, [как] показывает ему Бог, и об этом радуется духовно, по Апостолу, который говорит: Плод духовный есть любовь, радость, мир, долготерпение, кротость, воздержание (Гал. 5:22-23)211.

По учению Симеона, мистическое созерцание явля­ется результатом самоочищения через слезы и покая­ние: "Ибо само покаяние, притом непрестанно... до са­мой смерти с болью и скорбью совершаемое, мало по­малу заставляет нас проливать горькие слезы, которы­ми оно стирает и очищает грязь и скверну души; после же этого творит в нас чистое покаяние... и дает видеть незаходимое сияние..."212 Примечательно и то, что единственная святоотеческая цитата в "Слове аскети-

_______________________________

209 Hymn 11,81-89.

210 Ср. Григорий Богослов. Слово 20, 4, 8-9 [62] .

211 Слово аскетическое, 32.

212 Cat. 4, 670-677.

Преподобный Симеон и студийская традиция_____

ческом" принадлежит Григорию Богослову, — автору, на которого Симеон ссылается чаще, чем на кого-либо из Отцов Церкви.

Студит показывает, что терпение в покаянии может привести к мистическому опыту:

Будь готов ежедневно к принятию всякой скорби, понимая, что все они [освобождают] от многих дол­гов... Ибо то, чего око не видело, чего ухо не слы­шало и что на сердце человеку не восходило (1 Кор. 2:9), принадлежит, по неложному обетова­нию, тем, кто через [перенесение] скорбей, при со­действии благодати, являет терпение213.

Подобное же учение мы находим у Симеона. Те, кто с терпением переносит любые трудности и скорби, уз­рят "землю обетованную", то есть Божественный свет214. Симеон подтверждает это на основании собст­венного опыта: "Когда я был во всяческом утеснении и скорби и в том, что казалось злостраданием, тогда ви­дел я в себе преизобилующую радость и ликование благодаря откровению и явлению Лика Его"215. Цитата в "Слове аскетическом" из 1 Кор. 2:9 весьма знамена­тельна: это одно из любимых мест Симеона, на кото­рое он ссылается в своих сочинениях более тридцати раз.

*

После проведенного сравнения между аскетическими и мистическими взглядами Симеона Студита и Симеона Нового Богослова нам легче понять причины, по кото­рым влияние учителя на ученика было столь глубоким.

______________________________

213 Слово аскетическое, 13.

214 Cat. 6,140-142.

215 Eth. 10, 285-288.

______________________Глава III______________

Недостаточно сказать, что "его темперамент, его мето­ды духовного руководства и его дарования были близко созвучны запросам Симеона"216. Действительно, педаго­гические методы Студита способствовали тому, что он оказывал влияние на своих духовных чад. Но нам пред­ставляется, что для Симеона гораздо важнее было то, что Студит как аскет и мистик умел поделиться с уче­ником своими богатыми духовными дарами и приоб­щить его мистической жизни. Именно Симеон Студит стал для Симеона Нового Богослова тем звеном в цепи многовековой монашеской традиции христианского Вос­тока, которое соединило его с богатейшим духовным наследием великой обители Студитов.

_________________________

216 Turner. Fatherhood, 65.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ


0877329494040804.html
0877374180764361.html
    PR.RU™